Med-Practic
Посвящается выдающемуся педагогу Григору Шагяну

События

Анонс

У нас в гостях

Aктуальная тема

Психические и поведенческие расстройства

Kлиникопсихопатологические аспекты тревожнодепрессивных состояний у больных с сердечнососудистой патологией

Депрессивные расстройства в настоящее время являются одной из самых распространенных форм психической патологии и привлекают все большее внимание клиницистов всего мира. По данным ВОЗ, депрессией страдают более 110 млн. человек в мире. Данные ВОЗ свидетельствуют также о том, что 2025% женщин и 712% мужчин хотя бы раз в жизни перенесли депрессивный эпизод, а риск заболевания депрессией в течение жизни составляет более 20% [5]. 

 

В последние годы отмечается устойчивый рост числа депрессивных состояний. Имеются указания на то, что с 5% в 1991 г. они распространились на 11,8% населения в мире в 1992 году, на 17% 

 

– в 1994 г. и до 20% в 1998 г. [20]. 

 

Проблема тревожных состояний также является довольно актуальной. Это объясняется универсальным характером и высокой степенью распространенности состояния тревоги во всем мире. Так, по данным P. Kielholz и C. Adams (1989), примерно 1% населения испытывает переживание тревоги. Другие авторы считают, что тревогой поражены от 3 до 6 % всей популяции [21, 22, 25]. 

 

Тревожные состояния часто сочетаются с депрессией, в результате чего точную границу группы тревожных расстройств очертить трудно [2325, 27]. По данным M. Hamilton, при диагнозе “тревожное состояние” у 81% больных наблюдаются расстройства сна и у 83% собственно депрессивная симптоматика. У больных депрессиями частота встречаемости тревожной симптоматики еще выше и составляет 96% [9]. 

 

Депрессивные состояния у соматически больных по частоте сопоставимы лишь с нарушениями сна и варьируют, по данным различных авторов, от 5 до 57% [18]. Хорошо известно, что основная часть пациентов с аффективными расстройствами приходится на общемедицинскую практику. Так, примерно 6080% больных депрессией не попадают в поле зрения психиатров и лечатся врачамиинтернистами, поскольку среди них преобладают пациенты с легкими, атипичными формами. И большая доля этих пациентов встречается в практике неврологов. Между тем лишь очень малень-кий процент больных предъявляет жалобы на психические расстройства, а основная масса – имеет чисто соматические жалобы [19]. 

 

Актуальность проблемы депрессий, наблюдаемых в общей практике, связана не только с большой распространенностью аффективных расстройств у соматически больных. Сочетание депрессии и соматического заболевания, как правило, относится к числу неблагоприятных факторов, с одной стороны, усложняющих процесс диагностики, терапии и медицинского обслуживания этого контингента в целом, а с другой – негативно влияющих на проявления и даже исход как психического заболевания, так и соматического заболевания. Соматическое заболевание может оказывать выраженное и непосредственное влияние на аффективные расстройства, увеличивая тяжесть и продолжительность депрессивных симптомов. Аффективные расстройства, в свою очередь, утяжеляют и усложняют течение соматического заболевания. Депрессия является фактором плохого прогноза при ряде хронических сома-тических заболеваний (паркинсонизм, диабет, злокачественные новообразования, СПИД и др.). Клинически очерченная депрессия у соматически больных, по данным А.Б. Смулевича и соавт., полученным при обследовании контингента многопрофильной больницы, достоверно чаще приводит к инвалидизации, чем отдельно взятое соматическое заболевание [7, 15, 17]. Депрессия у больных соматическими заболеваниями может уменьшать вероятность выживания (а следовательно, повышать риск летального исхода). Признаки выраженной депрессии, возникшие после инфаркта мио-карда, становятся значимым прогностическим фактором летального исхода [18]. 

 

По мнению А.А. Недувы, возникающие при различных соматических заболеваниях тревожные состояния, как правило, включающие компонент депрессии, могут осложнять и затягивать физическое расстройство, а также приобретать характер стресса, который вызывает вторичные соматовегетативные реакции [13]. 

 

Психические расстройства у больных с сердечнососудистыми заболеваниями представляют собой модель взаимодействия соматического и психического факторов [8]. Хронические сердечнососудистые заболевания, как правило, сопровождаются психогенными расстройствами вследствие реакции личности на болезнь и связанного с ней ущерба социальнопсихологической позиции. По данным А.Б. Смулевича, психогенные реакции наблюдаются в кар-диологической клинике в 1585% случаев, в то время как соматогении в 212% случаев [16]. При инфаркте миокарда психогении возникают особенно часто. Они составляют 84% всех психических расстройств, формирующихся у пациентов с ИБС [16]. Обычно у больных преобладают депрессии и ипохондрические состояния. Они – источник различных психосоматических нарушений, включая сердечнососудистые, которые вызывают вторичные невротические реакции. Формы депрессивных состояний при сердечнососудистых заболеваниях зависят и от стадии соматического заболевания [3, 4]. Так, на начальных стадиях гипертонической болезни аффективные расстройства преимущественно тревожного типа выступают в едином психосоматическом комплексе с артериальной гипертензией. На последних же стадиях преобладают астенические и апатические варианты депрессий. Структура их определяется значимостью психологических (психотравмирующих) факторов, которые в свою очередь находятся в определенных соотношениях с преморбидными чертами характера и степенью прогредиентности гипертонической болезни [11]. Психические расстройства соматогенной природы зависят от возрастных особенностей психики [2]. В молодом возрасте преобладают неврозоподобные состояния с ведущим астеническим радикалом, в среднем – астенодепрессивные и астеноипохондри-ческие синдромы, в пожилом – фиксация ипохондрической направленности [11]. 

 

Депрессивные состояния при ИБС относятся к числу наиболее распространенных форм психической патологии. По данным разных авторов, от 5 до 44% больных, находящихся в стационаре по поводу ИБС, страдают депрессивными расстройствами, причем коморбидность депрессивного состояния и ИБС рассматривается как неблагоприятный фактор, негативно влияющий на проявления и даже исход ИБС [6]. 

 

Целью настоящего исследования явилось выявление тревожнодепрессивных состояний у больных с сердечно-сосудистой патологией, с определением их структуры, генеза и предиспонирующих факторов.  

 

Материал и методы 


Рандомизированную выборку составили 50 больных с сердечнососудистой патологией, проходивших стационарное лечение в институте кардиологии им. Л.А. Оганесяна.

 

Исследование возрастных и других ограничений не имело. Из выборки исключались лишь те больные пожилого и старческого возраста, которые не были в состоянии адекватно отвечать на поставленные перед ними вопросы. Критерием включения стало лишь информированное согласие пациентов на участие в исследовании. 

 

В группе больных с кардиальной патологией находились больные в возрасте от 23 до 78 лет, из них 37 мужчин (74%) – от 23 до 74 лет, и 13 женщин (26%) 

 

– от 30 до 78 лет. Группу составляли 45 больных (90%) с ишемической болезнью сердца (36 мужчин и 9 женщин), 1 (2%) – с ревматизмом (1 женщина), 1 (2%) – с миокардитом (1 женщина), 1 (2%) – с дилятационной кардиомиопатией (1 мужчина), 1 (2%) – с артериальной гипертензией (1 женщина) и 1 (2%) – с остаточными явлениями после перенесенного миокардита с пролапсом митрального клапана (1 женщина). 

 

В группе больных с ишемической болезнью сердца (45 случаев) наблюдались 24 больных (53,3%) с острым инфарктом миокарда (22 мужчин и 2 женщин), 10 (22,2%) – с нестабильной стенокардией (7 мужчин и 3 женщин), 6 (13,4%) – с диффузным кардиосклерозом (3 мужчин и 3 женщин), 3 (6,7%) – со стенокардией напряжения (3 мужчин) и 2 (4,4%) – с постинфарктным кардиосклерозом (1 мужчина и 1 женщина). 

 

Среди больных острым инфарктом миокарда (24 наблюдений) у 15 больных (14 мужчин и 1 женщина) была констатирована недостаточность кровообращения I, II, III степени по классификации Killip; постинфарктный кардиосклероз – у 5 (5 мужчин); ангинозный статус – у 3 (3 мужчин); аневризма сердца – в одном случае (1 мужчина); гипертоническая болезнь II и III степени – в 12 случаях (10 мужчин и 2 женщин); различные нарушения ритма и проводимости сердца, такие как пароксизмы желудочковой тахикардии, фибриляция желудочков, полная блокада левой ножки пучка Гиса – у 3 больных (3 мужчин); сахарный диабет II типа – у 4 больных (4 мужчин). 

 

Методами исследования послужили психодиагностические методики самооценки психического состояния: методика диагностики уровня реактивной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера, Ю.Л. Ханина, методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний Зунге, а также клинический метод 

 

– клиникопсихопатологическое обследование с оценкой психического статуса на момент осмотра [1, 11, 15]. 

 

Для клинического исследования нами разработана анкета, включающая демографические (пол, возраст, образование, инвалидность, социальное положение, семейное состояние), анамнестические (наследственная отягощенность психическими и соматическими заболеваниями, наличие психогений и стрессовых периодов в жизни больного, его характер, отношение к собственному здоровью до заболевания, суицидальные попытки в прошлом, обстоятельства, предшествующие началу заболевания или его обострениям, жилищнобытовые условия, перенесенные заболевания, вредные факторы) и клинические параметры. 

 

Для уточнения данных анамнеза и социальнопсихологических последствий соматического заболевания, а также характера, выраженности, продолжительности жалоб с каждым больным проводилось полуструктурированное интервью, с оценкой актуального психического состояния. 

 

Терапевтический клинический диагноз, консультации других специалистов, а также результаты инст-рументальнолабораторного обследования регистрировались на основании истории болезни. 

 

Клиническая диагностика тревожнодепрессивных состояний осуществлялась на основании клинических признаков и проявлений этих состояний, а также на основании критериев этих состояний по МКБ10. 

 

Материал обработан статистической программой “Biostat”.  

 

Результаты и обсуждение 


В ходе обследования нами были получены следующие результаты. В группе больных с кардиальной патологией (50 случаев) тревожнодепрессивные состояния различной степени выраженности были клинически диагностированы у 31 больного (62%), из них 23 мужчин (46%) и 8 женщин (16%), соответственно, тревожнодепрессивные состояния не были выявлены у 19 больных (38%), из коих 14 мужчин (28%) и 5 женщин (10%). Все больные с депрессивными состояниями обнаруживали и тревожное состояние. Результаты сопоставления клинического и психодиагностического выявления тревожнодепрессивного состояния показали, что показатели несколько различаются. Так, показатель выявляемости депрессивного состояния клиническим методом соответствует 62,0±6,9, тогда как показатель выявляемости депрессивного состояния у того же контингента обследуемых психодиагностическими методиками составляет 54,0±7,0. Разницы же между показателями выявляемости тревожного состояния не было. Следовательно, результаты показывают, что депрессивные состояния лучше выявляются клинически. Исходя из этого, а также в виду того обстоятельства, что в психиатрии до сих пор ведущим методом исследования остается клинический метод, нами принимались за достоверные результаты, полученные в ходе клинического обследования. 

 

Итак, исследовалась частота встречаемости тревожнодепрессивного состояния у больных с кардиальной патологией по некоторым социальнодемографическим показателям, такими как пол, возраст, социальное положение, группа инвалидности, образование. 

Как показали результаты, тревожнодепрессивные состояния в кардиологической клинике встречаются довольно часто (соответственно 62,0±6,9; 38,0±6,9). Разница между показателями статистически достоверна (Р<0,05). Тревожнодепрессивные состояния чаще встречаются у мужчин (46,0±7,0), чем у женщин (16,0±5,5), разница между показателями статистически достоверна (t >2). 

 

Исследуя зависимость между тревожнодепрессивными состояниями и возрастом, мы получили следующие результаты. Между этими факторами существует абсолютная корреляционная связь (r=1), т.е. с возрастом возрастает и частота тревожнодепрессивных состояний. Полученные данные свидетельствуют, что тревожно-депрессивные состояния часто встречаются в возрастной группе 60 лет и выше (34,0±6,7), по сравнению с группой 50-59 лет (16,0±5,2), с 3049 (8,0±3,8) и с возрастной группой до 29 лет (4,0±2,7). Разница между всеми показателями статистически достоверна (t>2). Следовательно, чем старше возрастные группы, тем тревожнодепрессивные состояния встречаются чаще. Эта закономерность наблюдается и у мужчин, и у женщин. 

 

Выявлена абсолютная корреляционная связь между тревожнодепрессивным состоянием и социальным положением (r=1). Тревожнодепрессивные состояния часто встречаются у неработающих больных, по сравнению с группой служащих и рабочих (соответственно 42,0±7,0; 16,0±5,2; 2,0±1,9), Р<0,05. 

 

Исследована связь между тревожнодепрессивными состояниями и группой инвалидности. Выявлена абсолютная корреляционная связь между этими факторами (r=1). Тревожнодепрессивные состояния часто встречаются у больных, не имеющих инвалидность, по сравнению с больными, имеющими II или III группу (46,0±7,0 против 16,0±5,2; t>2). Однако, важно отметить, что среди больных с группами инвалидности, тревожнодепрессивные состояния чаще встречаются у больных со II группой (12,0±4,6), чем с III группой (4,0±2,8). Разница между показателями статистически достоверна. 

 

При изучении связи между образованием больных и тревожнодепрессивными состояниями, выявлена сильная корреляционная связь (r=0,7). Тревожнодепрессивные состояния чаще встречаются у больных с высшим образованием, по сравнению с группой больных со среднетехническим образованием (соответственно 22,0±6,2 и 6,0±3,4) и по сравнению с группой с незавершенным средним образованием (10,0±4,2), Р<0,05. Тревожнодепрессивные состояния также часто встречались и у лиц со средним образованием (24,0±6,0), по сравнению с группой со среднетехническим (6,0±3,4) и незавершенным средним образованием (10,0±4,2), Р<0,05. 

 

При исследовании зависимости между тревожнодепрессивными состояниями и некоторыми клиническими параметрами, отражающими объективные данные, нозологическую принадлежность кардиальной патологии, а также жалобы больных, выяснилось, что тревожнодепрессивные состояния чаще встречаются у больных с ишемической болезнью сердца (56,0±7,0), чем у больных с прочими заболеваниями сердечнососудистой системы (6,0±3,4), Р<0,05. Среди больных с ИБС тревожнодепрессивные состояния чаще встречаются у лиц с острым инфарктом миокарда (26,0±6,2), по сравнению с больными с нестабильной стенокардией, диффузным кардиосклерозом, стенокардией напряжения, постинфарктным кардиосклерозом. 

 

Выявлена абсолютная корреляционная связь между тревожнодепрессивными состояниями и первичностью или повторностью инфаркта. Чаще тревожнодепрессивные состояния формируются у больных с первичным инфарктом миокарда, т.е. у больных, ранее не переносивших коронарную катастрофу, по сравнению с больными, находящимися на стационарном лечении по поводу повторного инфаркта (соответственно 33,3±9,6; 20,8±8,1), Р<0,05. 

 

Поскольку в жалобах больных значительное место занимают болевые ощущения, нами была сделана попытка обнаружить зависимость между возникновением тревожнодепрессивного сотояния и характером болевых ощущений в области сердца. Выявилась сильная корреляционная связь между ними (r=0,9). Тревожнодепрессивные состояния чаще формируются у больных с давящими загрудиными болями (28,0±6,3), по сравнению с больными с сжимающими (18,0±5,4), колющими (2,0±2,0) и смешанными болями (8,0±3,8), Р<0,05. 

 

При исследовании зависимости между тревожнодепрессивными состояниями и внутренней картины болезни, выяснилось, что все больные с гипернозогнозией (n=31; 62,0±6,9) обнаружили тревожнодепрессивные состояния различной степени выраженности, а больные с гипонозогнозией (n=13; 26,0±6,2) и с гармоничным, адекватным реагированием на соматическое заболевание (n=6; 12,0,0±4,6) тревожнодепрессивного состояния не обнаруживали. 

 

Что касается степени выраженности депрессивных состояний, то следует отметить, что по нашим наблюдениям, у больных с сердечнососудистыми заболеваниями чаще встречаются легкие (22,0±5,9) и умеренные (средние) депрессии (28,0±6,3), чем тяжелые (выраженные) депрессии (12,0±4,6). 

 

Анализ психического состояния больных с тревожнодепрессивными состояниями показал, что в структуре депрессивных состояний преобладали тревожные нарушения и соматовегетативные расстройства. В клинической картине на первый план, наряду с проявлением пониженного настроения, выдвигались тревожноипохондрические расстройства, которые были представлены нозофобической симтоматикой, с различными страхами. Помимо тревоги, напряжения, страхов также наблюдался астенический симптомокомплекс, который проявлялся слабостью, повышенной психической и физической утомляемостью и истощаемостью, эксплозивностью, раздражительной слабостью и гиперестезиями. Идеи малоценности сочетались с ипохондрическими идеями. 

 

В некоторых случаях наблюдалась дисфорическая депрессия с раздражительностью, тревожностью, злобностью, брюзжанием, чувством тоски и недовольства собой и окружающими, претенциозностью, склонностью к вспышкам гнева, ярости, вербальной агрессии. Идеи малоценности у таких больных сочетались с идеями обвинения окружающих. 

 

Для всех больных с тревожнодепрессивными состояниями были характерны различные виды нарушений сна в виде пресомнических, интрасомнических и постсомнических расстройств. 

 

В структуре личности больных с тревожнодепрессивными состояниями, помимо высокой тревожности, выявленной шкалой самооценки, преобладали и такие свойства личности, как демонстративность, мнительность, сенситивность, ригидность. Больные отличались психастеническими, истерическими, гипотимными, циклоидными и эпилептоидными чертами характера. 

 

Что касается генеза тревожных и депрессивных состояний, то следует отметить, что на основании обследования больных клиникопсихопатологическим методом, использования клинических критериев тревожных и депрессивных состояний, оценки данных анамнеза, анализа психического статуса и сопоставления с результатами психодиагностических методик, нами эти состояния были расценены в качестве 3 типов депрессий – нозогенных (90,3%), соматогенных – (6,5%) и невротических – (3,2%). 

 

Наши исследования показали, что в кардиологической клинике наиболее часто встречаются нозогенные (реактивные) депрессии (56,0±7,1), по сравнению с соматогенными (4,0±2,8) и невротическими (2,0±1,9). Они представлены тревожными и депрессивными реакциями на сочетание психогенных и ситуационных факторов, связанных с наличием актуального заболевания, с семантической значимостью диагноза, т.е. с опасностью, с которой ассоциируется заболевание, с изменением качества жизни.  


Заключение 

 

Таким образом, результаты настоящего исследования показывают, что: тревожные и депрессивные состояния являются частыми расстройствами, встречающимися у больных с сердечнососудистой патологией; у этого контингента больных наиболее часто формируются легкие и умеренные депрессивные расстройства; тревожно-депрессивные расстройства чаще развиваются у мужчин; в структуре депрессий доминируют тревожные нарушения, соматовегетативные и ипохондрические расстройства, страхи, опасения, астенические проявления, различные нарушения сна, идеи малоценности и ипохондрические идеи; тревожные и депрессивные состояния чаще бывают проявле-ниями реактивных состояний, связянных с наличием актуального заболевания и его последствий, т.е. являются реакцией личности на болезнь; формированию тревожнодепрессивных состояний способствуют характерологические особенности больных, характерные для психастенического, истерического, циклоидного и эпилептоидного склада личности, гипернозогнозия, первичность инфаркта, т.е. внезапность возникновения и “психологическая неподготовленность” больного, пожилой и старческий возраст, отсутствие работы, особенно сочетающееся с высшим образованием больного, острое, катастрофическое начало или течение сердечнососудистого заболевания (острый инфаркт миокарда), давящий характер загрудинных болей.  

 

Литература 


  1. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Спилбергера тревоги и тревожности шкалы. Словарьсправочник по психодиагностике – СПб. Питер Ком; 1999; 309-311. 
  2. Вангейнгейм К.А., Трифонов Б.А. Сравнительновозрастные аспекты нервных и психических заболеваний. Тезисы докладов. Свердловск; 1982; 78. 
  3. Вертоградова О.П., Матвеев А.В. Возрастные особенности депрессий второй половины жизни. Журн. невроп. и психиатр. 1986; 4: 552--555. 
  4. Вертоградова О.П. Психиатрические и психологические аспекты сердечнососудистой патологии. М.; 1985; 25-26. 
  5. Горьков В.А., Раюшкин В.А., Олейчик И.В. и др. Фитотерапия умеренных депрессий препаратами зверобоя (аналитический обзор). Журн. психиатрии и психофармакотерапии. 2000; Т 2; N6; интерн. 
  6. Дробижев М.Ю., Сыркин А.Л., Полтавская М.Г. и др. Лечение тианептином (коаксилом) тревожных депрессий у больных ишемической болезнью сердца. Журн. невроп. и психиатр. 2000; N4; 44. 
  7. Дубницкая Э.Б. Психосоматические соотношения при депрессиях у больных с соматическими заболваниями. Журн. психиатрии и психофармакотерапии. 2000; Т 2; N2; интерн. 
  8. Кабанов М.М., Личко А.Е., Смирнов В.М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Л.; 1983; 308. 
  9. Калинин В.В., Максимова М.А. Современные представления о феноменологии, патогенезе и терапии тревожных состояний. Журн. невроп. и психиатр. 1994; N3; 100-101 
  10. Карелин А.А. Психологические тесты / Под. ред. А.А Карелина: В 2 т. – П86. М. Гуманит. изд. центр. ВЛАДОС; 1999: Т1; 39-45. 
  11. Лапин И.П., Анналова Н.А. Сердечнососудистые заболевания и депрессии. Журн. невроп. и психиатр. 1997; 3; 71-73. 
  12. Лурия Р.А. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания; М.; 1988; 111. 
  13. Недува А.А. Некоторые возможности современной терапии тревожнодепрессивных состояний в общемедицинской практике. РМЖ, современная психиатрия; 1998; Т 1; N2; интерн. 
  14. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие – Самара: Издательский Дом «БАХРАХ»; 1998; 59-63. 
  15. Смулевич А.Б., Иванов С.В. Терапия психосоматических расстройств. Журн. психиатрии и психофармакотерапии. 2000; Т 2; N3; интерн. 
  16. Смулевич А.Б. Психические расстройства и сердечнососудистая патология. Под ред. А.Б. Смулевича. А.Л. Сыркина. М.; 1994; 12-19. 
  17. Смулевич А.Б., Сыркин А.Л., Козырев В.Н. и др. Психосоматические расстройства (клиника, эпидемиология, терапия, модели медицинсой помощи). Журн. невроп. и психиатр. 1999; N4; 411. 
  18. Смулевич А.Б., Тхостов А.Ш., Иванов С.В. и др. Тревога и обсессии. М.; 1998; 156-190. 
  19. Табеева Г.Р., Вейн А.М. Фармакотерапия депрессий. Журн. психиатрии и психофармакотерапии. 2000; N1; интерн. 
  20. Цыбина М.И. Опыт клинического применения амитриптилина, флувоксамина и тианептина в терапии депрессивных расстройств. Журн. психиатрии и психофармакотерапии. 2000; Т 2; N6; интерн. 
  21. Boer J. A. den. Seroton. Mech.in Anx. Dis.: An Inguiry into Ser. Func.in Panic Dis. Utrecht. 1988. 
  22. Gelder M. G. Chronic depression. Brit. J. Psychiat. 1989; Vol 154; 18-32. 
  23. Grunhaus L. Clinical and psychobiological characteristics of simultaneous panic disorder and major depression. Am J Psychiatry. 1988; 145: 1214-1221. 
  24. Hollander E., Liebowitz M., Gorman J. et. al. Cortisol and sodium lactateinduced panic. Arch. gen. Psychiat. 1989; Vol 46; N 2; 135-140. 
  25. Holmberg G. The nosologic specificity of panic disorder. Many Faces of Panic Disorders / Eds. K. Achte et. al. 1989; 53-57. 
  26. 26.Kerr T., Roth M., Shapira K. Prediction of Outcome in Anxiety States and Depressive Illnesses. Brit. J. Psychiat 1974; Vol 124; 125-131. 
  27. Lesser J.M. The relationship between panic disorder and depression; J. Anxiety Disord. 1988; Vol. 2; N 1; 315. 
  28. Vollrath M., Angst J. Outcome of panic and depression in sevenyear followup: results of the Zurich study. Acta psychiat. scand. 1989. Vol 80. N6. 591-596. 

 

Правила для авторов 


При направлении статьи в редакцию необходимо строго соблюдать следующие правила: 
  1. Статья должна иметь визу научного руководителя на первой странице и сопроводительное письмо на имя главного редактора журнала; к статьям, выполненным по личной инициативе автора, должно прилагаться письмо с просьбой о публикации. 
  2. В начале первой страницы указываются: название статьи (заглавными буквами); инициалы и фамилия автора (авторов); полное название учреждения; город, страна. 
  3. Статья должна быть собственноручно подписана всеми авторами. Следует указать фамилию, имя и отчество автора, с которым редакция может вести переписку, точный почтовый адрес, телефон, факс и, при наличии, адрес электронной почты. 
  4. Объем оригинальной статьи не должен превышать 10 с., заметок из практики 56 с. машинописного текста. Больший объем (до 25 с.) возможен для обзоров и лекций. 
  5. Рукопись печатается на одной странице листа с двойным интервалом между строчками и полями не менее 2 см. 
  6. Статьи принимаются в двух экземплярах на бумажных носителях, оба направляются на адрес редакции. Необходимо также предоставить электронный вариант рукописи на дискете или по электронной почте вложением (на адреса редакции и издательства: mkart@web. am). Электронный вариант рукописи должен быть представлен в текстовом редакторе “MS Word” (19972003). Фотографии должны быть в оригинале или в электронном виде в формате “TIFF” c разрешением не менее 300 dpi (точек на дюйм). Графики и схемы принимаются в форматах “MS Excel”, “Adobe Illustrator”, “Corel Draw” или “MS PowerPoint”. Названия графиков и рисунков, а также примечания к ним располагать под рисунком или графиком. 
  7. Оригинальные исследования должны содержать следующие разделы: введение (краткое с ориентацией читателя в отношении проблемы, ее актуальности и задач исследования), материалы и методы исследования, результаты исследования, обсуждение и краткое заключение. 
  8. При обработке материала используется система единиц СИ. Статья должна быть тщательно выверена автором: цитаты, химические формулы, таблицы, дозы визируются авторами на полях. В сноске к цитатам указывается источник (автор, название, издание, год, том, номер, страница). Сокращения допускаются только после того, как указано полное название. В заголовке работы и резюме необходимо указать оригинальное название препарата, в тексте можно использовать торговое название. Специальные термины следует приводить в русском переводе и использовать только общепринятые в научной литературе слова. Ни в коем случае не применять иностранные слова в русском варианте в “собственной” транскрипции. 
  9. Таблицы должны содержать сжатые, необходимые данные. Каждая таблица печатается с номером, ее названием и пояснением, все цифры, итоги и проценты должны соответствовать приводимым в тексте. Рисунки не повторяют материалов таблиц. Название таблиц и рисунков, а также подписи к ним даются на отдельном листе. 
  10. Список литературы печатается на отдельном листе колонкой через 2 интервала. В списке в алфавитном порядке перечисляются все авторы под порядковым номером. В тексте даются ссылки на порядковый номер (в квадратных скобках). Фамилии иностранных авторов даются в оригинальной транскрипции. Ссылки на неутвержденные диссертации и неопубликованные работы не допускаются. За правильность приведенных в списке литературных источников данных ответственность несут авторы. В списке должны быть обязательно приведены: по книгам – фамилия автора и его инициалы, полное название книги, место, год издания и страницы; по журналам, сборникам фамилия автора и его инициалы, название журнала, сборника, полное название статьи, год, том, номер и страницы от–до. 
  11. К каждой оригинальной статье необходимо приложить на отдельном листе краткое резюме (не более 250 слов) на английском языке с указанием названия статьи, фамилий и инициалов авторов. Текст резюме оригинальных работ необходимо печатать через 2 интервала и структурировать с указанием подзаголовков: цель, материал и методы, основные результаты, заключение. В резюме обзора достаточно отразить основное его содержание. В конце резюме должны быть представлены ключевые слова не более 6 слов или словосочетаний, определяющих понятие. 
  12. Редакция оставляет за собой право сокращать и исправлять статьи, изменять дизайн графиков, рисунков и таблиц для приведения в соответствие со стандартом журнала, не меняя смысла представленной информации. 
  13. В случае несвоевременного ответа автора (авторов) на запрос редакции, редакция может по своему усмотрению вносить правки в статью или отказать в публикации. 
  14. Направление в редакцию работ, которые уже посланы в другие издания или напечатаны в них, абсолютно не допускается. 
  15. Редакция не несет ответственность за достоверность информации, приводимой авторами. 
  16. Статьи, присланные с нарушением правил оформления, не принимаются редакцией журнала к рассмотрению. 

 

 

Автор. А.Г. Мкртчян, Кафедра психиатрии, психотерапии и медицинской психологии НИЗ РА им. С.Х. Авдалбекяна, Ереван, Армения
Источник. Армянский журнал психического здоровья 1.2009 (1)
Информация. med-practic.com
Авторские права на статью (при отметке другого источника - электронной версии) принадлежат сайту www.med-practic.com
Share |

Вопросы, ответы, комментарии

Читайте также

К вопросу о скорости формирования негативных расстройств при манифестных прогредиентных формах шизофрении

Ключевые слова: шизофрения, прогредиентность, психический дефект, негативные расстройства

Исследования проявлений психического дефекта при шизофрении, продолжающиеся многие десятилетия, отражены...

Медицинский Вестник Эребуни 2.2012 (50)
Условия формирования резидуального состояния с редуцированными продуктивными расстройствами при манифестных прогредиентных формах шизофрении

Ключевые слова: шизофрения, прогредиентность, резидуальное состояние, шизофренический исход, условия формирования, редуцированные продуктивные расстройства...

Медицинский Вестник Эребуни 1.2012 (49)
Неблагоприятный исход при манифестных прогредиентных формах шизофрении

Ключевые слова: шизофрения, прогредиентность, психический дефект, шизофренический исход, прогноз

В связи с появлением новых атипичных нейролептиков, внимание исследователей стало привлекать изучение течения...

Медицинский Вестник Эребуни 1.2012 (49)
Условия формирования типов исхода при манифестных прогредиентных формах шизофрении

Проблемой конечных или исходных состояний, поздних ремиссий при шизофрении в целом и при отдельных ее формах занимались многие исследователей [1,2,6-9,11,12,14,18-21]. Однако из всех пончятий...

Вестник Хирургии Армении им. Г.С. Тамазяна 1.2012
О роли микросоциального окружения в процессе нейропсихологической реабилитации пациентов с афазией

Ключевые слова: афазия, нейропсихологическая реабилитация, восстановление речи, логопедия

Одной из актуальных проблем нейропсихологической реабилитации является оптимизация восстановительного обучения людей с очаговыми поражениями головного мозга. Поражения мозга приводят...

Неврология Медицинский Вестник Эребуни 2.2011 (46)
Количественный анализ коморбидности обсессивно-компульсивного расстройства с депрессией

Ключевые слова: обсессивно-компульсивное расстройство, депрессия, коморбидность, много-мерный анализ

Широкий спектр полиморфизма клинической симптоматики обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), наряду с общностью гетерогенных структур и нейромедиаторных...

Медицинский Вестник Эребуни 1.2011 (45)
Обструктивное апноэ сна и депрессия (обзор литературы)

Ключевые слова: апноэ/гипопноэ, депрессия

Обструктивное апноэ сна (ОАС) является наиболее распространенной формой нарушений дыхания во сне и наблюдается у 9% мужчин и 4% женщин [1]. ОАС характеризуется структурной нестабильностью верхних дыхательных путей...

Обзоры Медицинский Вестник Эребуни 1.2011 (45)
Сочетанная терапия при рефрактерной шизофрении. Открытое пилотажное исследование кветиапина и рисперидона

Ключевые слова: шизофрения, кветиапин, рисперидон, комбинированная терапия.
Значительная доля пациентов с шизофренией, по некоторым оценкам от 10% до 30% амбулаторных больных, считаются устойчивыми...

Армянский журнал психического здоровья 1.2010 (2)
Паранойяльный бред ревности при сосудистых поражениях головного мозга

Ключевые слова: геронтопсихиатрия, атеросклероз, деменция, паранояльные состояния, бред ревности

Одной из актуальных проблем современной психиатрии является геронтопсихиатрия. Благодаря улучшению условий жизни и фармакологических возможностей длительность жизни больных пожилых людей возрастает...

Армянский журнал психического здоровья 1.2010 (2)
Введение в клиническую стрессологию и основные принципы терапии постстрессовых расстройств

Сегодня вся медицинская и не медицинская общественность широко пользуется понятием, которое вошло в наш обиход с середины 20-го века, и в нынешних условиях приобрело особое звучание и актуальность. Это понятие – «стресс». Оно настолько...

Армянский журнал психического здоровья 1.2010 (2)
Психически больные в тюрьмах

Ключевые слова: психическое заболевание, тюрьмы, эпидемиология,
система психического здоровья.О связи психических заболеваний с ростом риска преступного поведения писалось не раз. Из 100 убийц 23% имели диагноз психоза...

Армянский журнал психического здоровья 1.2010 (2)
Общемедицинские проблемы психиатрической службы Армении

Интервенция психиатрии в общемедицинскую сеть создает очень важные и актуальные, требующие быстрого решения организационные вопросы со стороны организаторов здравоохранения...

Страницы истории Армянский журнал психического здоровья 1.2009 (1)
Эпидемиологические аспекты психических расстройств у лиц допризывного и призывного возраста

Трудности переходного периода, изменение социальноэко номического состояния во многих странах привели к уменьшению учета психически больных, и, в частности, лиц подросткового и юношеского возраста, в учреждениях психиатрической помощи...

Армянский журнал психического здоровья 1.2009 (1)
Возрастная трансформация признаков скрытого левшества и некоторых личностных характеристик

Ключевые слова: моторная межполушарная асимметрия, личностные характеристики, возрастная трансформация, корреляция

В настоящее время все более акцен­ти­ру­ется вопрос латеральной организации мозга в контексте изучения проблемы...

Неврология Медицинский Вестник Эребуни 3.2007 (31)

Notice: Undefined index: HTTP_X_FORWARDED_FOR in /sites/med-practic.com/classes/flud_class.php on line 33

САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ СТАТЬИ