Med-Practic
Посвящается выдающемуся педагогу Григору Шагяну

События

Анонс

У нас в гостях

Aктуальная тема

Медицинская наука Армении 4.2008

Тактика организации и проведения мероприятий по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия в зоне землетрясения Армении 1988г.

Ключевые слова: стихийное бедствие, экология, эпидемиология, гигиена, риск, эпидемия, организация, водоснабжение, инфекция, профилактика, заболеваемость

Исполнилось 20 лет одного из самых трагических событий в истории армянского народа – Спитакского разрушительного землетрясения 1988 года Сегодня мы вновь и вновь возвращаемся к событиям тех дней, критически оцениваем проведенную огромную работу по ликвидации последствий стихийного бедствия, а также  имевшие место упущения и недостатки.

 

В этом отношении нельзя забывать, что до сих пор последствия землетрясения ликвидированы не в полной мере как в области решения жилищной проблемы, так и восстановления производственных мощностей, реконструкции объектов водоснабжения, канализации, объектов культуры, образования, здравоохранения и т. д. Так, например, все еще во временном жилье, в тяжелых условиях, зачастую без элементарных гигиенических условий продолжают находиться около 7 тыс. семей, из них около 4 тыс. в городе Гюмри. Такие же проблемы имеются  и в других городах зоны бедствия. Не полностью решены указанные проблемы и в сельском секторе.

 

С учетом вышеизложенного можно сказать, бедственное положение в зоне землетрясения с санитарно-эпидемиологической точки зрения и связанный с этим эпидемический риск все еще продолжают существовать, и для обеспечения контроля над развитием ситуации и предотвращения эпидемических осложнений требуются постоянные усилия государственных, хозяйственных организаций, органов здравоохранения, коммунально-бытового обслуживания и других.

 

С удовлетворением хочется отметить, что в настоящее время правительством Республики разработана и осуществляется программа по решению указанных проблем в ближайшие годы.

 

7 декабря 1988 г. в северных районах Армении произошло землетрясение огромной разрушительной силы с эпицентром между городами Спитак и Ленинакан (ныне Гюмри), охватившее около 40% (11,3 тыс. кв. км) территории республики. Вследствие стихийного бедствия сильно пострадали 24 города, 16 административных района, 344 населенных пунктов с населением  596.9 тыс. человек. Наиболее тяжелый удар пришелся на города Спитак, Ленинакан (Гюмри), Кировакан (Ванадзор), Степанаван, а 58 населенных пунктов были разрушены основательно. В результате – уничтожение всех промышленных и сельскохозяйственных объектов этой территории, разрушение системы водоснабжения и электропередачи. Вследствие этого ужасного стихийного бедствия по официальным данным погибли 25 тыс., были ранены 32 тыс. человек, из-под завалов были выведены 40 тысяч человек, тысячи людей стали инвалидами и сиротами. Материальный ушерб от землетрясения, по самым приблизительным расчетам, составлял 13 млрд руб. (по ценам 1988 г.).

 

Известно, что стихийным бедствиям, в том числе и землетрясениям, присущи потенциальные разрушительные свойства, приводящие к сложнейшим экологическим, социально-гигиеническим   и  эпидемиологическим ситуациям [12]. Они, в свою очередь, обусловливают возникновение вспышек инфекционных заболеваний (в том числе особо опасных инфекций), массовых отравлений и др. [11-13, 15, 17, 20, 21]. Эпидемические вспышки, как правило, почти всегда сопутствовали стихийным бедствиям [6, 18, 22, 30, 34, 35].

 

К числу таких факторов, способных оказывать влияние на возникновение и распространение инфекционных болезней в экстремальных ситуациях, относятся: массовость (тотальность) поражений неинфекционной природы, преобладание комбинированных поражений, психический стресс, дезорганизация социальных структур, интенсивные миграционные процессы, огромные потоки лиц, вынужденных покидать зону поражения; частичное (полное) разрушение материально-технической базы здравоохранения, нарушение деятельности лечебно-профилактических служб и службы государственного санитарного надзора, нарушение экосистем [29, 31 – 33].

 

В зоне бедствия сложилась экстремальная ситуация, чреватая опасностью возникновения эпидемических вспышек ряда инфекционных заболеваний среди населения и контингентов, прибывших для проведения спасательных и строительно-восстановительных работ. Для эпидемических осложнений создавались самые благоприятные условия: огромные скопления людей на небольших, неприспособленных площадях, не имеющих никаких санитарно-гигиенических условий (зачастую это были палатки, автогаражи, уцелевшие подвалы жилых домов и др.); нарушение или полное разрушение систем водоснабжения, пищевой промышленности, общественного питания и торговли, сферы коммунально-бытового обслуживания, антисанитарное состояние окружающей среды. Вот неполный перечень отрицательных факторов, которые в совокупности определили опасность возникновения эпидемических вспышек. Кроме вышесказанного известно, что на фоне активации стресс-индуцируюших факторов возникает опасность широкого распространения ряда заболеваний, обусловленных условнопатогенными и патогенными микроорганизмами [1, 3, 15, 19, 23].

 

Вместе с тем ситуация, сложившаяся в Армении после разрушительного землетрясения, по многим своим проявлениям выделяется из других случаев землетрясений и бедственных ситуаций вообще. Причиной тому является то обстоятельство, что в Армении, как нигде в мире, бедственная ситуация, возникшая вследствие землетрясения, переплеталась с другими мощными факторами, какими являются война, коммуникационная, энергетическая и экономическая блокада республики, безусловно значительно ухудшающие и осложняющие и без того сложную обстановку [11, 12, 24, 25].

 

Несмотря на сложность ситуации и наличие большого риска возникновения эпидемических вспышек во время землетрясения 1988 г., в Армении – как за период непосредственно после землетрясения, так и в дальнейшем, – не были зарегистрированы эпидемические вспышки, групповые инфекционные заболевания и пищевые отравления. По нашему мнению [11, 15, 25, 26 – 28] и мнению ряда зарубежных специалистов [16 – 18], принимавших участие в ликвидации последствий землетрясения, это стало возможным только благодаря правильно выбранной тактике и четкому проведению профилактических и противоэпидемических мероприятий в зоне бедствия. 

 

С целью предотвращения тяжелых последствий или хотя бы ограничения их масштабов при возможных дальнейших стихийных бедствиях становится весьма актуальной необходимость проведения подробного изучения и глубокого анализа опыта работы в зоне землетрясения Армении 1988 года, тем более что, как показал исторический опыт, еще ни одна страна в мире не сделала всего, что необходимо для сведения к минимуму последствий крупных катастроф [1, 2, 9], особенно с учетом активизации международного терроризма, событий 11сентября 2001г. в США и в дальнейшем в других регионах мира. Изучение опыта работы в зоне землетрясения Армении 1988 г. имеет большое научное и практическое значение и для разработки и общей концепции с учетом того факта, что, как показывает анализ литературных данных, таких разработок в мировой практике нет.

 

С первых же дней после стихийного бедствия стало очевидным, что в создавшейся экстремальной ситуации для стабилизации положения и предотвращения эпидемических осложнений общепринятые принципы и подходы к организации противоэпидемической работы не могут обеспечить желаемого эффекта. Перед санитирно-эпидемиологической службой встал вопрос о разработке и применении новых, нестандартных, более эффективных методов и принципов работы в экстремальных условиях, что при правильно выбранной тактике и четкой организации работы могло бы обеспечить необходимые результаты [6, 10, 15].

 

С целью обеспечения полного контроля над территорией зоны бедствия было принято решение разделить населенные пункты на сектора в зависимости от размеров и численности населения. Для каждого сектора были выделены бригады специалистов, ответственные за контроль и проведение профилактических и противоэпидемических мероприятий в данном секторе. В г.Ленинакане работали 12 таких бригад, в г.Спитаке и одноименном районе – 8, в г.Степанаване и сельском районе – 7 бригад. В состав бригад были включены  эпидемиологи, гигиенисты, дезинфекционисты, педиатры и т. д., каждой бригаде был выделен специальный санитарный автотранспорт. Состав бригад позволял при проведении ежедневных обходов территории выявлять больных и подозреваемых на инфекционные заболевания, детей, беременных, проводить профилактические работы и т.д. [10, 11, 14]. Вся информация о выявленных больных по рации передавалась службе скорой помощи для дальнейшего наблюдения и госпитализации в специально созданную инфекционную больницу. Бригадная система организации работы оказалась очень уместной и сыграла неоценимую роль не только в санитарно-эпидемиологическом аспекте, но и в плане оказания лечебно-профилактической помощи населению, особенно в первое время, когда участковая медицинская сеть фактически не функционировала. Бригады осуществляли контроль за санитарно-гигиеническим состоянием водоснабжения с отбором проб для бактериологических и санитарно-химических лабораторных исследований, организацией питания населения, а также за общим состоянием сектора.

 

Совместно с руководством санитарно-эпидемиологической службы страны, представители которой находились в зоне бедствия, были изменены и уточнены структура, состав и функции специализированных противоэпидемических бригад (СПЭБ). Кроме специализированных функций по эпиднадзору особо опасных инфекций им были вменены и общие задачи: профилактика кишечных инфекций, гриппа, лабораторная диагностика кишечных инфекций, контроль за состоянием питьевой воды.

 

Кроме противоэпидемических бригад общего назначения были организованы и функционировали специальные гигиенические бригады по контролю за объектами и системой водоснабжения, объектами питания, специальные бригады для проведения дезинфекционных мероприятий в очагах инфекции, на местах изъятия и захоронения трупов и т.д.

 

С целью обеспечения гигиенического и эпидемиологического благополучия в зоне бедствия Министерством здравоохранения республики была разработана и утверждена Советом министров республики и Министерством здравоохранения СССР “Комплексная программа по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия в городах и районах республики, пострадавших от землетрясения”. Идентичные планы составлялись также для каждого города и района. В указанных планах были предусмотрены мероприятия, ответственные за выполнение в лице республиканских министерств, ведомств (Агропром, Минжилкоммунхоз, Министерство бытового обслуживания населения, Министерство торговли, Айкооп, МВД и др.), городских и районных советов. Санитарно-эпидемиологическая служба постоянно контролировала выполнение программы, держала в центре внимания ситуацию на всех участках зоны бедствия, особенно в местах, сильно пострадавших от землетрясения, и своевременно реагировала на ситуации, вызывавшие беспокойство.

 

Одним из важнейших проблем при проведении работ в зоне стихийного бедствия является предотвращение возникновения вспышек кишечных инфекций, в частности водных. 

 

В этом отношении положение вызывало серьезное беспокойство. Достаточно сказать, что только в городах и поселках городского типа зоны бедствия полностью вышло из строя 304 км водопроводных линий, что составляло 20% всех водопроводных линий. Из 1420 км водопроводной сети в зоне бедствия 513км, или 36,1%, было разрушено полностью, а 594 км (41,8%) оказались в аварийном состоянии. Таким образом, удельный вес полностью разрушенных и аварийных водопроводов составлял 78% от общего числа. Только в г. Ленинакане из 343 км сетей водопровода вышло из строя 140 км (40%) [14].

 

Вследствие этих разрушений произошло беспрепятственное загрязнение значительной части питьевой воды. Факт интенсивного загрязнения питьевой воды канализационными сточными водами подтвердили проведенные лабораторные исследования, согласно которым гигиенические показатели питьевой воды ухудшались в сотни раз, в воде присутствовали нитраты и нитриты, полностью отсутствовал остаточный хлор. Так, например, в Спитаке коли индекс питьевой воды ухудшился в 150–200 раз, содержание аммиака – 1–5 мг/л, хлоридов– на 20–60 мг/л, сульфатов – 130–200 мг/л, сухого остатка – на 350–400 мг/л.

 

Для предотвращения опасности возникновения водных вспышек кишечных инфекций (как неотложная мера) были первым долгом отключены все разрушенные и поврежденные водоводы. О существующей угрозе передачи инфекции через воду население было предупреждено санитарно-эпидемиологическими бригадами при посещениях жилых кварталов, мест организации спасательных работ и т.д. Хорошо себя оправдала информация через мегафоны, а в дальнейшем, после возобновления работы радиовещания, – через местные радиосети. Среди населения и спасателей было распространено большое количество листовок, содержащих предупреждения об опасности питьевой воды и рекомендации о профилактике заболеваний. В частности, было настоятельно рекомендовано населению и спасателям использовать воду, даже разрешенную, только после кипячения.

 

Для восполнения недостатка питьевой воды было решено в целях водоснабжения использовать минеральную воду в бутылках, что с гигиенической и эпидемиологической точки зрения было совершенно обосновано. Большие партии минеральной воды нескончаемым потоком направлялись в зону бедствия из других городов и районов республики и раздавались населению прямо на улицах, на местах временного проживания людей, у завалов и т. д. Для первых дней это мероприятие оказалось очень уместным, можно сказать, спасительным. Однако решить вопрос только за счет минеральной воды на продолжительное время было просто невозможно и поэтому были приняты новые, дополнительные меры, в частности по возобновлению эксплуатации “забытых” маломощных источников водоснабжения, необходимость в использовании которых отсутствовала при наличии мощных сетей централизованного водоснабжения. Воды из этих небольших источников подавались после тщательной лабораторной проверки и с соответствующего разрешения органов государственного санитарного надзора.

 

Дефицит потребности доброкачественной питьевой воды покрывался также за счет привозимой в цистернах воды из благополучных территорий. Для полной гарантии проводились лабораторные исследования и хлорирование этой воды на специальных контрольно-пропускных пунктах, охраняемых военными. Только после этого цистерны с водой пропускались. Проверку и хлорирование производили сотрудники санитарно-эпидемиологический службы из расчета 5 г сухого препарата на 1 куб. м воды при экспозиции 30 мин. Все автоцистерны, занятые под привоз питьевой воды, были паспортизированы, а водители проходили обязательные медицинские осмотры и соответствующий инструктаж [12].

 

Санитарно-эпидемиологической службой были проведены работы по выявлению и устранению аварийных участков коллекторов водопроводной и канализационной сетей с дачей официальных разрешений для возобновления эксплуатации в каждом конкретном случае, после проведения соответствующих профилактических мероприятий (дезинфекция водопроводов и водопроводной сети, контрольные лабораторные исследования и т.д.) [13].

 

Для обеспечения полной гарантии подлежащей подаче населению воды нами были разработаны и внедрены новые, жесткие режимы хлорирования питьевой воды с использованием больших доз хлора – 1,5-2 мг/л с тем, чтобы в конечной точке иметь остаточный хлор не менее 0,5-0,7 мг/л.

 

Был установлен постоянный лабораторный контроль за качеством питьевой воды на многочисленных точках и в количествах, обеспечивающих действительный контроль всех участков водопроводной сети. Только со стороны санитарно-эпидемиологической службы в г.Ленинакане ежедневно проводилось около 100 бактериологических исследований воды, а за январь 1989 г. число таких анализов достигло 7151, из которых отклонения составили не более 1,5%, в Спитакском районе в разных населенных пунктах от 2,5 до 10% (при проведении 2300 исследований), в Степанаване было проведено 830 анализов, в Кировакане – 345 и т. д.

 

В общей сложности, начиная со второй-третьей недели, почти повсеместно на основных территориях поражения, в том числе в таком крупном городе, как Ленинакан, вода подавалась в соответствии с ГОСТом на 97-98%, и задача предотвращения вспышек кишечных инфекций через питьевую воду была выполнена [12, 15].

 

Одной из важных была проблема профилактики кишечных инфекций и пищевых отравлений через пищевые продукты. Выполнение этой задачи было осложнено тем, что в целях организации питания населения, в том числе и горячего питания, функционировало множество временных объектов, а обслуживающий персонал в них зачастую был завербован из числа непрофессионалов, ранее не работавших в этой сфере, не проходивших даже медицинские осмотры и не имеющих разрешение органов санитарно-эпидемиологической службы. В г. Ленинакане функционировало для обслуживания населения 143 таких объекта, в том числе 70 – общественного питания, 64 – торговли, 9 – пищевой промышленности. В сложных условиях органы санитарно-эпидемиологической службы проводили колоссальную работу по упорядочению деятельности этих объектов, их паспортизацию с дачей предписаний для обеспечения гигиенического порядка. Первым долгом было предписано и выполнено требование о раздаче горячего питания с использованием только посуды для одноразового пользования. Были выставлены требования об обеспечении действующих объектов временными мощностями холодной и горячей воды, холодильными установками. В трудных, экстремальных условиях работники Госсаннадзора ежедневно на заседаниях штаба докладывали о ситуации, получая задание действовать еще более строго и жестко, вопреки мнениям многих местных партийных, советских и хозяйственных руководителей, считавших излишней такую строгость. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что за первые месяцы после землетрясения в зоне бедствия была приостановлена деятельность 65 объектов, отстранен от работы 41 человек [14, 18]. В г.Ленинакане за неудовлетворительное состояние объектов было оштрафовано 39 человек, временно приостановлено 30 объектов, отстранено от работы 12 человек. Для обеспечения правовой стороны в срочном порядке были разработаны и введены в действие временные санитарные правила по эксплуатации объектов общественного питания, торговли и пищевой промышленности. Было введено требование о прохождении медосмотров для лиц, занятых в этой сфере, не реже чем раз в месяц. Был усилен лабораторный бактериологический контроль и на наличие кишечной палочки. Всего за указанный период было отобрано 9050 проб из этих объектов, из них с положительным результатом 1805 (20%). В Спитаке при исследовании смывов от посуды положительные результаты были отмечены в 10,6% случаев, столов – 44%, а с рук обслуживающего персонала – 5%, что лишний раз подтвердило правильность жесткой позиции органов Госсаннадзора [18].

 

С целью профилактики кишечных инфекций и пищевых отравлений был установлен строжайший надзор за объектами пищевой промышленности, общественного питания и торговли, временными городками для строителей. С этой целью были разработаны и внедрены временные санитарные правила, усилен лабораторный контроль.

 

Фагопрофилактика, а также массовая профилактика гриппа путем применения ремантадина [9, 15] были впервые широко внедрены в эпидемиологическую практику в комплексе профилактических и противоэпидемических мероприятий в зоне землетрясения Армении. Такое решение диктовалось высоким риском возникновения и распространения кишечных инфекций и гриппа и стремлением добиться быстрого эффекта в ситуации, когда альтернативных мер практически нет. Фагопрофилактика среди населения зоны бедствия и строителей, прибывших для восстановления зоны, была проведена брюшнотифозным, дизентерийным и сальмонеллезным бактериофагами. Всего было фагировано 400 тыс. человек. Массовая профилактика гриппа с применением ремантадина проводилась среди 183 тыс. человек. Детям и престарелым давали интерферон (около 70 тыс. человек), сочетая с поливитаминами [14, 15].

 

Эти комплексные мероприятия оказались достаточно эффективными в период, непосредственно последовавший за землетрясением, и в дальнейшем, в 1989 – 1990 гг., в зоне бедствия не были зарегистрированы эпидемические вспышки инфекционных заболеваний и групповые заболевания людей. Заболеваемость брюшным тифом, паратифами, сальмонеллезами и др. кишечными инфекциями была ниже уровня предыдущих лет или оставалась на том же уровне [25–28].

 

В зоне землетрясения не были отмечены также эпидемические подъемы заболеваемости гриппом, наоборот, в 1989 г. она регистрировалась в среднем по зоне бедствия в 1,5-3 раза ниже по сравнению с предыдущим годом и по сравнению с другими регионами республики, не пострадавшими от землетрясения. 

 

Считаем необходимым отметить, что для общей характеристики  эпидемиологическая обстановка в зоне землетрясения Армении 1988 года по ряду управляемых инфекций (дифтерия, полиомиелит, столбняк и др.) за годы, предшествовавшие землетрясению, оценивалась как стабильная. В условиях целого ряда вспышек дифтерии в некоторых странах  Европейского региона, в частности в республиках бывшего Советского Союза, в Армении эпидемиологическая ситуация по дифтерии длительное время оставалась благополучной.

 

По основным инфекциям, входящим в эту группу, таким как дифтерия, полиомиелит, столбняк, коклюш, корь, за десятилетие до землетрясения в республике и в том числе районах, оказавшихся впоследствии в зоне бедствия, эпидемиологическая ситуация сложилась в основном благоприятная, о чем свидетельствовали данные заболеваемости как в республике, так и в зоне землетрясения [4]. Согласно этим данным, заболеваемость дифтерией в республике из 10 предшествующих землетрясению лет не регистрировалась в семи, а в остальные три года она регистрировалась в виде отдельных случаев с интенсивными показателями, уступающими среднесоюзным в 3, 6, 17 раз за те же годы соответственно 0,06 и 0,34 в 1982 г., 0,03 и 0,51 в 1983г., 0,09 и 0,3 в 1988г.

 

В период 1985-88гг. в отдельных городах и районах зоны землетрясения были зарегистрированы случаи дифтерии и столбняка в виде единичных случаев или не были зарегистрированы вовсе, а случаи полиомиелита не регистрировались. Заболеваемость коклюшем и корью в районах и городах зоны бедствия до землетрясения также находилась, как правило, на низком уровне по сравнению с общесоюзными показателями. Об удовлетворительном состоянии прививочного иммунитета говорили следующие данные. До землетрясения охват детей первых трех лет жизни составлял по дифтерии и столбняку от 75 до 82%, а по полиомиелиту от 84 до 96%, что подтвердилось и данными серологических исследований, согласно которым до землетрясения в городах Ленинакан и Кировакан, Гугаркском, Спитакском и некоторых других районах удельный вес серонегативных детей к столбняку и дифтерии не превышал 10%, что свидетельствовало об удовлетворительной защищенности детского населения. В обследованных территориях (в городах Ленинакан, Кировакан, Гугаркском, Степанаванском районах) удельный вес серонегативных к полиомиелиту детей составлял соответственно к I, II и III типам 9,2; 6,5 и 14,3%, что также свидетельствовало об удовлетворительной защищенности детей.

 

Из сказанного следует, что перед землетрясением в городах и районах, находящихся в этом регионе, эпидемиологическая обстановка в отношении детских управляемых инфекций была стабильной и, в основном, не давала повода для особого беспокойства. Однако с появлением новых, мощных факторов сложившаяся ситуация могла бы резко измениться [1, 15].

 

Таким фактором, способным активизировать эпидемический процесс, явилось большое скопление людей, в частности детей, в зоне бедствия в стесненных, лишенных элементарных гигиенических условий местах временного проживания, несомненно способствующих быстрому распространению воздушно-капельных и других инфекций при наличии носителей и больных, что было просто невозможно исключить. Следующим фактором, отрицательно воздействующим на эпидемиологическую ситуацию, стал приток в зону бедствия спасателей и строителей-восстановителей из разных регионов Союза и зарубежных стран, в том числе из регионов неблагополучных по дифтерии, полиомиелиту и другим инфекциям.

 

Опасность ухудшения эпидемиологической ситуации по разным инфекциям усугублялась: миграционными процессами населения из зоны бедствия в другие регионы республики и большим их скоплением в разных местах – гостиницах, пансионатах или просто приспособленных для этой цели помещениях; встречными потоками беженцев из Азербайджана накануне землетрясения и их сосредоточением в разных населенных пунктах республики, в том числе и в зоне землетрясения.

 

Все вышеописанное создавало взрывоопасную ситуацию для возникновения и распространения инфекционных заболеваний, в том числе и детских, управляемых инфекций. Имеющиеся литературные данные о снижении иммунитета к управляемым инфекциям вследствие стрессовых состояний также говорили о возможности ухудшения иммунитета у детского населения, ранее привитого против дифтерии, полиомиелита, столбняка и других инфекций. Таким образом, существовал ряд мощных отрицательных факторов, которые в совокупности создавали благоприятные условия для прорыва иммунитета к управляемым инфекциям и возникновения эпидемических осложнений не только в зоне землетрясения, но и в республике в целом [14].

 

При планировании и проведении профилактических мероприятий руководством и специалистами санитарно-эпидемиологической службы были тщательно изучены и учтены все приведенные обстоятельства. Министерством здравоохранения республики была разработана программа профилактических мероприятий по повышению защищенности населения в отношении указанных инфекций. Таким мероприятием, по нашему убеждению, могло стать применение массовой вакцинопрофилактики среди населения зоны бедствия и других регионов республики. Проведенные в выборочном порядке серологические исследования подтвердили факт снижения прививочного иммунитета. Так, например, в Спитакском районе при выборочных серологических исследованиях удельный вес серонегативных к полиомиелиту детей составлял к I типу – 38%, ко II – 35%, а к III – 50%. Вся эта информация была учтена при планировании и проведении профилактических и противоэпидемических мероприятий.

 

Массовая вакцинопрофилактика детского населения проводилась в два тура: первый тур – в 1989 г., а второй – в 1990г.

 

В зоне бедствия и местах скопления детей на учете всего состояло 137 392 ребенка в возрасте от 0 до 14 лет, было привито 126 200 (охват прививками составлял 91,8%). При втором туре из имеющихся на учете детей подверглись прививкам 130 727 или 95% от общего числа.

 

Дети от 3 месяцев до 4 лет получили дополнительно прививку вакциной АКДС, а старше 4 и до 14 лет – однократно АДС. Иммунизация против полиомиелита проводилась дважды с интервалом между прививками в 1,5 месяца среди детей от 3 месяцев до 5 лет. Число детей-беженцев, получивших прививки против дифтерии, столбняка и полиомиелита, составляло всего 24 218 по всем возрастным группам.

 

Данные серологических исследований, проведенных после второго тура, подтвердили наличие надежного иммунологического барьера среди детского населения против дифтерии, столбняка и полиомиелита. В частности, по дифтерии удельный вес серонегативных детей составлял в г. Ленинакане 5,6%, в Артикском районе – 2 %, в Калининском районе – 8,2%. По столбняку в г.Ленинакане – 2,8%, в Степанаванском районе – 1,8%, в  Калининском районе – 4,9%. По полиомиелиту в г. Ленинакане к I, II и III типам соответственно – 11,1; 8,2; 25%, в Ахурянском районе – 8; 6; 14%, в Степанаванском районе – 4; 10; 30% [4].

 

Об эффективности проведенной массовой вакцинопрофилактики против дифтерии, столбняка и полиомиелита свидетельствует отсутствие случаев заболевания этими инфекциями в городах и районах зоны землетрясения за весь 1989г. и последующие годы.

 

Эпизоотологическая и эпидемиологическая ситуация по другим особо опасным зоонозным инфекциям также была неблагополучной: в большинстве сельских районов региона – по бруцеллезу, а в некоторых из них – и по сибирской язве. Последнее обстоятельство приобретало большое значение в связи с тем, что при восстановительных и земляных работах в зоне бедствия могли распространяться в окружающую среду споры возбудителя сибирской язвы.

 

 В регионе, охватывающем зону бедствия, имелись серьезные проблемы высокой степени риска возникновения эпидемических осложнений по особо опасным инфекциям. Она была обусловлена тем, что из существующих на территории Армении 3 мезоочагов чумы и туляремии Закавказского высокогорного очага (Зангезурско-Карабахский, Ленинаканский и Присеванский) Ленинаканский мезоочаг как раз охватывал зону землетрясения – г. Ленинакан, г. Спитак и прилегающие к ним сельские районы. Во всех 3 мезоочагах ранее постоянно отмечались эпизоотии чумы и туляремии [16], а также случаи заболеваний среди людей. Отдельные случаи заболевания чумой среди людей в Армении отмечались в 1958г. (с. Артагюх Спитакского района – 1 случай) и в 1975г. (животноводческая ферма с. Агуди Сисианского района). Случаи заболевания людей туляремией в республике отмечались в разные годы, однако были и случаи вспышек заболевания на мясокомбинате г. Ленинакана в 1954г. (168 случаев), водные вспышки в 1964 г. (с. Тохлуджа Красносельского района – 12 случаев), в 1965г. (с. Цовинар Мартунинского района – 12 случаев), в 1974 г. в Севанской психиатрической больнице – 70 случаев [12, 13, 15].

 

О реальной опасности возникновения эпидемических осложнений по чуме и туляремии свидетельствовал тот факт, что перед самым землетрясением в граничащем с Ширакским регионом (г. Ленинакан и прилегающие районы) Богдановском районе Грузии имела место водная вспышка туляремии среди людей с числом заболевших более 200 человек.

 

Риск возникновения  особо опасных инфекций, в частности чумы и туляремии, был вполне реальным, если учесть нижеследующие обстоятельства: существование в регионе, охватывающем зону бедствия, природных очагов чумы и туляремии, которые находились зачастую в непосредственной близости от населенных пунктов и мест дислокации строительных отрядов; постоянно имевшие место эпизоотии среди грызунов на территории вышеупомянутых природных очагов, о чем, в частности, свидетельствовали выделенные культуры чумного и туляремийного возбудителей, количество которых в течение 10 лет, предшествующих землетрясению, достигало 768. С целью профилактики чумы и туляремии со стороны противочумной службы (Армянской противочумной станции и СПЭБ противочумных учреждений Союза) совместно с местными органами санитарно-эпидемиологической службы был проведен ряд широкомасштабных комплексных мероприятий. С целью подавления активности эпизоотий среди грызунов были организованы и осуществлены мероприятия по уничтожению грызунов на территории природных очагов и населенных пунктов на площади около 20 млн кв.м.

Положительное значение имело также создание безгрызунных зон и борьба с синантропными грызунами в местах проживания и стройгородках на общей площади 251 000 кв.м.   

 

Параллельно проводились также мероприятия по повышению защищенности населения путем проведения профилактических прививок среди контингентов риска (против чумы) и массовые прививки среди сельского населения (против туляремии). Всего против чумы было привито 6 тыс., а против туляремии 126 тыс. человек. В результате проведенных комплексных целенаправленных профилактических и противоэпидемических мероприятий в зоне бедствия, и в республике в целом, не были зарегистрированы случаи заболеваний чумой и туляремией в течение последующих после землетрясения лет. 

 

Первостепенным среди экологических проблем при ликвидации последствий стихийных бедствий (землетрясения) является оздоровление окружающей среды, в частности освобождение территории населенных пунктов от завалов, вывоз и утилизация строительного мусора, которые, особенно в больших городах, достигают огромных размеров. В первое время эта работа в зоне землетрясения проводилась бессистемно, бесконтрольно, строительный мусор вывозился на случайные места, в основном на пахотные земли или на территории вдоль шоссейных дорог. Совместными усилиями Госсанэпиднадзора, Госстроя, Минсельхоза и других ведомст были выделены специальные места для вывоза и утилизации строительного и бытового мусора в соответствии с санитарными требованиями.

 

Важную проблему составили мероприятия по изъятию из-под завалов трупов домашних и сельскохозяйственных животных, а в сельской местности также больших количеств сельскохозяйственных продуктов урожая 1988 года (картофель, капуста, зерновые, консервированные продукты и т.д.), которые, кроме санитарно-гигиенической опасности, содержали в себе также определенную эпидемиологическую опасность, так как наличие этих продуктов, естественно, могло стимулировать распространение грызунов. 

 

Серьезной экологической и медицинской проблемой стала сильная загрязненность и запыленность атмосферного воздуха городов зоны землетрясения, которая составила реальную опасность для здоровья людей.

 

В городе Ленинакане и окружающей территории атмосфера была насыщена такой густой массой пыли, что долгое время после землетрясения создавало впечатление тумана. Согласно результатам проведенных лабораторных исследований в весенне-летний период 1989 года (3-6 месяцев после землетрясения), показатель загрязненности воздуха превышал допустимые нормы в 1100 – 1200(!)раз. Прослеживая динамику, мы установили, что показатели загрязненности снижались параллельно с расчищением завалов и проводимыми работами по благоустройству территории, оставаясь на высоких цифрах. По результатам санитарно-гигиенических лабораторных исследований показатель превышал норму загрязненности воздуха в 1990 – 1991 гг. (через 1,5-2 года) в 7 – 25 раз.

 

Учитывая отрицательное влияние загрязненности воздуха на дыхательную систему, нами было проведено сопоставление показателей запыленности воздуха с показателями заболеваемости органов дыхания.

 

Согласно полученным в 1990 –1991 гг. данным, в г. Ленинакане показатели заболеваемости были в 4,5–5 раз выше, чем в 1985 году (показатели заболеваемости на 100 тыс. соответственно 20 033 против 4375 в 1989 году). Заболеваемость бронхиальной астмой у взрослых в 1990 – 1991 гг. составляла 28,3 – 32,1 против 15,4 в 1989 году, а среди детского населения – 13,2 – 14,5 и 4,9 соответственно. Приведенные данные достаточно убедительно указывают на связь между высокой загрязненностью атмосферного воздуха и заболеваемостью органов дыхания и требуют более пристального внимания и глубокого изучения.

 

При осуществлении работ по ликвидации последствий стихийных бедствий и особенно при проведении восстановительных работ на первый план выдвигаются вопросы усовершенствования политики органов государственного санитарного надзора, повышение эффективности его деятельности. В этом направлении в зоне землетрясения Армении 1988 года накопился определенный опыт по осуществлению предупредительного и текущего санитарного надзора. В частности, Госсанэпиднадзором были разработаны и внедрены “Временные санитарные правила” для строительных городков. В таком же порядке большое внимание отводилось обеспечению минимальных гигиенических условий на местах строительства временных жилищ для населения. В одном только г. Ленинакане на территории временных жилищ было установлено 325 туалетов выгребного типа. Принимались меры по обеспечению регулярного обезвреживания и вывоза бытового мусора. Дезинфекция территории временных городков и бытового мусора осущестлялась планомерно с использованием установок типа ДУК, которых в зоне стихийного бедствия насчитывалось 12. В дальнейшем с развертыванием строительно-восстановительных работ (проектирование и строительство новых жилых массивов, школьных, промышленных, пищевых, торговых объектов), повысились роль и значение предупредительного санитарного надзора. Эти работы осуществлялись с учетом климатических условий местности, розы ветров, экологической ситуации, возможностей организации водоснабжения, канализации, очистки выбросов и т.д. 

 

Одним из важных вопросов обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия в зоне бедствия было осуществление санитарно-гигиенического контроля за состоянием временных городков строителей. Минздравом Армении с этой целью были разработаны и разосланы на места временные санитарные правила по содержанию стройгородков. В первые месяцы в г. Ленинакане работали строительно-восстановительные отряды 29 министерств и ведомств СССР, общее их количество было 35 с общей численностью около 4775 человек (из них 284 женщины). Для обеспечения быта в городках строителей были установлены 910 умывальников (1 на 5 человек), бани, душевые (до 10 сосков в 11 отрядах), 77 туалетов выгребного типа с общим количеством очков 266 (1 на 10 человек), а стирка белья проводилась в банно-прачечном поезде (в дальнейшем также в городских прачечных) [12]. Надо отметить, что с прибытием новых контингентов и отрядов число городков строителей увеличилось, возникали новые и новые проблемы, о которых органы санитарно-эпидемиологических служб своевременно ставили в известность руководство отрядов, координаторов министерств и ведомств, которым они принадлежали, и добились решения имеющихся проблем. 

 

В зоне землетрясения была проведена большая работа по обеспечению санитарно-гигиенического благополучия территорий. В городах, где была разрушена канализационная сеть, повсеместно по согласованию с санэпид. службой были устроены туалеты выгребного типа (в г.Ленинакане их было 325) у мест временного проживания, ближе к местам проведения спасательных работ, были приняты меры по своевременному удалению мусора, дезинфекции туалетов, мусора, завалов. Сплошная дезинфекция территорий проводилась специальными автоустановками ДУК.

 

Таким образом, благодаря правильному планированию, целенаправленному проведению комплексных противоэпидемических мероприятий, организации работы органов и учреждений санитарно-эпидемиологической службы по новым, нестандартным принципам и подходам удалось предотвратить возникновение вспышек инфекционных заболеваний и обеспечить санитарно-эпидемиологическое благополучие в зоне бедствия.

 

Эпидемиологическое благополучие и стойкая контролируемая ситуация в зоне землетрясения были обеспечены как в последующие после землетрясения годы, так и в дальнейшем в течение длительного времени, что убедительно свидетельствовало об эффективности проведенных комплексных противоэпидемических и профилактических мероприятий, применении новых, нестандартных подходов при решении сложных проблем. Это стало возможным благодаря целенаправленной и последовательной деятельности работников здравоохранения, стало подтверждением высокого профессионализма работников санитарно-эпидемиологической службы, в том числе санитарно-эпидемиологических станций, научно-исследовательских институтов,  противочумных учреждений  СССР.

 

Этот факт является беспрецедентным в истории крупных катастроф, в частности разрушительных землетрясений, которым до сих пор, как правило, сопутствовали эпидемические вспышки инфекционных заболеваний.

 

С учетом всего вышесказанного изучение опыта работы в зоне землетрясения Армении 1988 года имеет большое теоретическое и практическое значение и может стать основанием для разработки системы обеспечения  санитарно-эпидемиологической безопасности населения в условиях стихийных бедствий и массовых катастроф, которая может быть применена не только в условиях Армении при наличии высокого сейсмологического риска, но и в других регионах мира при возникновении экстремальных ситуаций, с учетом того факта, что такие разработки в мировой литературе в настоящее время отсутствуют.

 

Литература

 

  1. Азнаурян А.В., Хачатрян С.А., Зильфян А.В. и др. Мед.аспекты последствий землетрясения в Армении, Ереван,  1990. 
  2. Айриян А.П. О социально-экологической очаговости болезней человека.  Ереван,  1984.
  3. Беляков В.Д., Жук Е.Г. Военная гигиена и эпидемиология.  М.,  1988.
  4. Дилбарян П.С, Мирoян Э.Л.,  Нерсесян М.А. Актуал. вопросы эпидемиол.  Ереван, 1992, с. 20-22.
  5. Келлер А.А.,  Корольков  В.Ф.,  Фургал  СМ. Мед.аспекты  последствий землетрясения  в Армении, Ереван,  1990, с. 19-20.
  6. Ковалева Е.П., Тулупова А.А. Медицина катастроф. Мат. международной конференции. М.,  1990, с. 97.
  7. Кондрусев АИ., Наркевич М.И., Онищенко Г.Г. Там же, с. 177.
  8. Кондрусев А.И.,   Шестопалов  Н.В.  Рук. по эпидемиол.  инфекц.  болезней.  М.,   1993.
  9. Корольков В.Ф., Келлер А.А., Фургал СМ. Мед. аспекты последствий землетрясения в Армении, Ереван,  1990, с.   176.
  10. Майрапетян А.Х.  Там же, с. 178 - 179.
  11. Майрапетян А.Х. Сб. науч. тр. Ереванского гос.мед.ун.-та,  1997, т. 1, с.  90 - 92.
  12. Майрапетян А.Х., Давидянц В.А. В кн.: Организация и тактика гигиенических и противоэпидемических мероприятий в условиях стихийных бедствий и массовых катастроф. Ереван, 2000.
  13. Майрапетян А.Х .Научно-медицинский журнал НИЗ, Ереван, 2006, 1, с. 7-17. 
  14. Майрапетян А.Х. ЖМЭИ, 1998,  6, с. 87-90.
  15. Онищенко ГГ., Федоров Ю.М., Майрапетян А.Х. и др.  Гражданская оборона СССР.  1990, с.  62-65.
  16. Суворова А.С, Хажакян Г.К., Галоян В.О. и др. Актуал. вопр. эпидемиол. и гиг.  Ереван, 1992, с. 108 - 110.
  17. Тихонов II.Г., Ларионов Г.М., Яковлев АЛ. и др. Медицина катастроф.  Мат. международной конференции. М., 1990, с.140.
  18. Barker D.J.P., Bennett F.J. Practical epidemiology, Edinburgh, Churchill Livingstone, 1982. 
  19. Becker W.K. Military Medical Response to Civilian Catastrophes.  Materials of International Conference “Disaster Medicine”, Moscow, 1990, p. 423
  20. Bold B.A. Balance of risks and benefits in preparation for earthquakes. Science, 1991,  251, p. 169-174.
  21. Dunsmore D.J. Safety measures for use in outbreaks of communicable diseases. Geneva, WHO, 1986.
  22. Hiady W., Gari M. et al. Annals Disaster Medicine. 1993,  923, 4, p. 719-725
  23. Mayrapetyan A.Kh. Infection diseases after Spitak Earthquake (Report 1) Armenian Monthly Public Health Report, 6,1998b,  6, p.3-5 (in Engl.)
  24. Mayrapetyan A.Kh. Infection Diseases after Spitak Earthquake (Report 2) Armenian Monthly Public Health Report, 6, 1998, 7, p.3-6 (in Engl.)
  25. Mayrapetyan A.Kh. Measures taken for the prevention on health risks in the earthquake zone of Armenia in 1988. Asian seismological commission. V general assembly. Dedicated to the 15-th Anniversary of the devastating Armenian (Spitak) Earthquake. 18-21 October, 2004; Yerevan, Armenia,  pp. 307-308 (in Engl.)
  26. Mayrapetyan A.Kh. Natural disasters: water supply problems in case of earthquake and their solution. The 6th General Assembly ASC 2006 and Symposium on earthquake and tsunami disaster preparedness and mitigation, 7-10 November 2006b, Bangkok, Thailand (in Engl.).
  27. Mayrapetyan A.Kh. Certain problems of hygienic and epidemiological rehabilitation under emergency caused by the earthquake Armenia 1988. In: Proceedings of the III International Conference “Modern Aspects of Rehabilitation in Medicine” (September 27-29, 2007, Yerevan-Aghveran), Yerevan, 2007, p.129-131 (in Engl.).
  28. Noji E., Armenian A., Oganesyan A. Earthquake injury epidemiology materials of international Conference “Disaster Medicine”, Moscow, 1990, p. 467.
  29. Noji E. et al. Issues of rescue and medical care following the 1988 Armenian earthquake. International Journal of Epidemiology, 1993,  22, 6, p.1070-1075. 
  30. Noji E.K. Progress in disaster management. Lancet, 1994, 343, p. 1239-1240.
  31. Noji E.K., Frumkin H. More on Disaster Preparation by Schools of Public Health. Am. J. Public Health, 1994, 84, p. 1341-1342.
  32. Shultz C.H., Koenning K.L., Noji E.K. Medical disaster response to reduce immediate mortality after an earthquake. New Ing. J. Medicine, 1996, 334, p. 438-444.
  33. Shrivastava P. Quake score: Nature 1, Technology J. Philadelphia, Inquirer, January 30, 1995, A 7.
  34. Struve S.N. Medical aspects of the 1989 San Francisco Earthquake. Materials of International Conference “Disaster Medicine”. Moscow, 1990, p.451.

Автор. А.Х. Майрапетян НИЦ Ереванского государственного медицинского университета им. М. Гераци 0025, Ереван, ул. Корюна, 2 УДК 613.036+613.63+614.2
Источник. Медицинская наука Армении 4.2008
Информация. med-practic.com
Авторские права на статью (при отметке другого источника - электронной версии) принадлежат сайту www.med-practic.com
Share |

Вопросы, ответы, комментарии

Читайте также

Проблемы медицинского обеспечения населения Армении при возможных катастрофах

Ключевые слова: экстренная медицинская помощь в чрезвычайных ситуациях, правовое поле и организация управления службы медицины катастроф, медицинские ресурсы страны, оптимальная система медицинского обеспечения возможных катастроф

Множество катастроф, происходящих в мире, в частности в Армении, а также возможность возникновения новых крупных бедствий на территории различных государств диктует необходимость с особым вниманием рассмотреть проблему медицинского обеспечения катастроф в нашей стране...

Статьи разное
Вклад Ереванского филиала ВНЦХ АМН СССР в службу медицины катастроф

Ключевые слова:  медицина катастроф, землетрясение, организация помощи

7 декабря 1988 г. в Армении произошло землетрясение, уничтожившее город Спитак, разрушившее города – Ленинакан, Степанаван, Кировакан...

Эпидемиология распространенности детской глазной патологии в зависимости от отдаленных социально-экономических последствий Спитакского землетрясения (20 лет спустя)

Ключевые слова:   землетрясение, социально-экономические последствия, детское население, скрининг, школьники, патология глаз, гигиена зрения, школы-домики, организация здравоохранения, офтальмологическая помощь

Стихийное бедствие 7 декабря 1988 года в Армении, сильнейшее по масштабам разрушения и числу жертв и охватившее 1/3 территории нашей республики, вошло в историю как Спитакское землетрясение...

Офтальмология Детские болезни
Крупные катастрофы мирного времени и возможность моделирования потребности населения в медицинской помощи

Ключевые слова:   катастрофы, их особенности, эпидемия травматизма, медицинская помощь, лекарственное обеспечение госпитализированных больных, ближайшие и отдаленные результаты лечения, моделирование потребности населения в различных видах медицинской помощи при крупных катастрофах.

 

Характерной особенностью XX и начала XXI веков являются возникновение значительного числа различных видов катастроф, уносящих десятки тысяч, а порой и сотни тысяч жизней...

Современные представления о специфике изменений интенсивности течения процессов свободнорадикального окисления липидов в биологических системах при патологических состояниях организма в клинике и эксперименте (обзоры)

Ключевые слова: фосфолипиды, антиоксиданты, свободнорадикальное окисление липидов, a-токоферол, перекисное окисление липидов

В современном осмыслении особенностей функционирования биологических систем клетки и организма в целом особое место отводится регуляторной роли различных категорий липидов...

Обзоры Статьи разное
Региональное влияние низкоинтенсивного лазерного излучения на нитрергическую систему мозга (Теоретическая и профилактическая медицина)

Ключевые слова: He-Ne лазер, аргинин, мозг, синтаза оксида азота, цитруллин

Низкоинтенсивное лазерное излучение (НИЛИ) способствует улучшению микроциркуляции, нейропротекции, антипатогенной защиты и успешно применяется  во всех областях  медицинской практики– кардиологии...

Неврология
Эффекты конъюгата ГАМК с докозагексаеноилдофамином и афобазола на агрегацию тромбоцитов

Ключевые слова: агрегация тромбоцитов, ГАМК, конъюгат ГАМК с докозагексаеноилдофамином, афобазол

Цереброваскулярные расстройства продолжают занимать одно из первых мест во всем мире в качестве причины смерти и инвалидизации населения...

Неврология
Синергизм воздействия модуляторов ренин-ангиотензиновой системы, аторвастатина и аспирина в комбинации с клопидогрелем при нестабильной стенокардии (Клиническая медицина)

Ключевые слова: нестабильная стенокардия, маркеры, синергизм 

В патогенезе нестабильной стенокардии (НС), как проявления острого коронарного синдрома без подъема сегмента ST (ОКС БП ST), основные изменения...

Кардиология, ангиология Фармакология
Структурно-функциональная перестройка левого желудочка и предсердия при инфарктах миокарда различной локализации

Ключевые слова: постинфарктное ремоделирование, перестройка левого предсердия, инфаркт миокарда

Сразу после инфарцирования миокарда левого желудочка (ЛЖ) начинаются процессы, приводящие к изменению его структуры и функционального состояния [1-3, 12, 17]...

Кардиология, ангиология
Динамика показателей внимания в условиях умственной нагрузки

Ключевые слова: вариативность внимания, умственная нагрyзка, сердечный ритм, гемодинамика, функциональное состояние, компьютерная оценка 

Внимание занимает важное место в психической деятельности человека. Для процесса внимания, как и любого регулируемого процесса в управляемых и самоорганизующихся системах...

Неврология
Особенности регуляторных механизмов локального кровотока при гипотермии у подростков с разными типами вегетативной регуляции

Ключевые слова: кровоток, оксид азота, гемодинамика

Анализ данных литературных источников показывает, что количество работ, посвященных изучению внутрисистемных сложных и многогранных процессов и их взаимосвязей в сердечно-сосудистой системе...

Кардиология, ангиология