Med-Practic
Посвящается выдающемуся педагогу Григору Шагяну

События

Анонс

У нас в гостях

Aктуальная тема

Вопросы теоретической и клинической медицины 2.2010

Антибактериальная активность новозеландского меда мануки и перспективы его клинического применения

Мёд и другие продукты пчеловодства занимают достойное место в традиционной медицине в течение многих столетий. В последние годы возобновился интерес к поиску и исследованию различных видов мёда, с целью их терапевтического использования в качестве эффективного антибактериального и ранозаживляющего средства. Новозеландский мёд Манука получается из растения Манука (Leptospermum scoparium), антибактериальная активность которого достаточно детально и научно обоснованно изучена, разработана и изложена в работах P. Molan (1992a,b,c, 1997), который установил высокую активность мёда против многих патогенных форм бактерий.

 

В настоящее время продолжается изучение биоактивных свойств, особенно бактерицидного потенциала этого вида мёда. В частности, лабо-раторная оценка бактерицидных свойств мёда Мануки (Lee H., et al. 2008) выявила подобную активность по отношению к Bacillus subtilis ATCC 6633 и Bacillus cereus F4552, (соответственно 51.5% и 53.3%), к Listeria monocytogenes F2-586 1053 (до 66.0 %), а противогрибковая активность колебалась в пределах от 44.4% до 98.0%. Выраженные антибактериальные свойства мёда Мануки обнаружены также в отношении Staphylococcus aureus, Enterococcus faecalis, Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa (Temaru E., et al. 2007; Mullai V., Menon T. 2007). Исследуя антибактериальные свойства этого мёда против некоторых болезнетворных микроорагнизмов (Bacillus cereus, Escherichia coli O157:H7, Listeria monocytogenes, Salmonella enterica Ser. Typhi murium и Staphylococcus aureus), M. Mundo et al. (2004) приходят к заключению, что указанное свойство мёда трудно объяснить только лишь высокой концентрацией сахара, генерацией перекиси водорода и некоторыми белковыми компонентами, или же особыми физико-химическими свойствами мёда, в частности его рН и осмотический эффект (Lusby P., et al. 2002), и что, по-видимому, указанная активность обусловлена целым комплексом составных элементов мёда. E.Mavric et al. (2008), на основании собственных лабораторных исследований утверждают, что антибактериальная активность новозеландского мёда Мануки обусловлена исключительно входящим в его состав компонентом - метилглиоксалом (MGO), который проявляет высокую бактерицидную активность к Escherichia coli и Staphylococcus aureus. При этом, анализ различных образцов мёда Мануки выявил содержание данного компонента в количествах от 38 мг/кг до 828 мг/кг (Adams C., et al. 2008). Растворы этого мёда в концентрации от 1 до 20% существенно ингибировали 12 из 13 исследуемых бактерий (Lusby P., et al. 2005), однако авторы полагают, что уровень и объемы проведенных исследований пока недостаточны, и подобные изыскания необходимо провести в дальнейшем, с использованием различных методик оценки антибактериальной и других свойств этого ценного продукта.

 

Биохимическими исследованиями различных образцов мёда установлено, что наиболее яркими антиоксидантными качествами обладают более темные образцы мёда, к числу которых относится мёд Манука (Marceau E., Yaylayan V. 2009), поскольку они намного больше содержат альфа-дикарбонилы. Изучены минимальная бактерицидная активность мёда Мануки и необходимое для этого время в отношении Staphylococcus aureus (Henriques A., et al. 2010), при этом трансмиссионная электронная микроскопия обнаружила внутриклеточные структурные изменения микроорганизма, которые полностью приостанавливали жизненный цикл клетки, и которые наступали через 4 часа в условиях воздействия 10%-ного мёда при окружающей температуре в 370С. С использованием методики микрорастворения, аналогичные in vitro исследования в отношении Campylobacter spp. также выявили (Lin S., et al. 2009) минимальную бактерицидную концентрацию мёда, который составил примерно 1%. Однако, авторы указывают на то обстоятельство, что необходимо вычислить подобную концентрацию мёда в кишечнике (при его пищевом потреблении), что является более трудной задачей. Исследование бактерицидной активности мёда Мануки в отношении Pseudomonas aeruginosa и Staphylococcus aureus, которые значатся в списке наиболее частых возбудителей хронического риносинусита, показало (Alandejani Т., et al. 2009), что клиническое применение данного мёда намного эффективнее, чем антибиотикотерапия, поскольку этот мёд оказался весьма активен в случае антибиотикорезистентных форм данных микроорганизмов (от 63 до 91 процентное уничтожение подобных бактерий).

 

Некоторые авторы описывают положительные результаты экспериментального применения мёда Мануки в комплексном лечении колитов (Medhi B., et al. 2008), которые выявляют более значительный антиоксидантный, противовоспалительный эффект с быстрым восстановлением морфологии кишечника. О более благополучных биохимических и мор-фологических результатах применения мёда Мануки (по сравнению с контролем, где применен сульфазалазин), при экспериментальном моделировании колитов на крысах, свидетельствуют также данные A. Prakash et al. (2008). Достаточно интересными, но весьма противоречивыми оказались исследования активности мёда Мануки против Helicobacter pylori. Так, с одной стороны, при язвенной болезни желудка от биопсийного материала установлено (Al- Somal N., et al. 1994), что мёд Манука во всех случаях наблюдения приводит к уничтожению H. pylori, а с другой - некоторые другие авторы утверждают (D. McGovern et al. 1999), что, хотя и этот мёд эффективен при болезнях желудка, однако не путем активного воздействия на H. pylori.

 

Проведена серия сравнительных клинических исследований по применению мёда Мануки при лечении трофических язв нижних конечностей у 108 больных (Gethin G., Cowman S 2009), с еженедельным смазыванием язвенных поверхностей в течение четырех недель. Оценка интенсивности заживления и риска развития инфекционных осложнений показала более высокую и статистически достоверную эффективность использования мёда (по сравнению с традиционным применением геля IntraSite). Кроме того, инфекционные осложнения в контроле в основном были связаны с Pseudomonas aeruginosa и Staphylococcus aureus, против которых мёд проявил 70%- ную бактерицидную активность (Gethin G., Cowman S. 2008). Более того, авторы указывают также (Gethin G., et al. 2008), что мёд приводит к снижению рН язвенной поверхности, что в свою очередь способствует снижению протеазной активности, увеличению активности фибробластов и интенсивности выпуска кислорода, которые также являются факторами заживления язв. Весьма перспективным признается также применение повязок на основе мёда Мануки при лечении ран после удаления ногтей на нижних конечностях (McIntosh C., Thomson C. 2006). Как отмечают S. Natarajan et al. (2001), по ходу постоянно увеличивающегося появления устойчивых к ан-тибиотикам болезнетворных микроорганизмов, альтернативой может служить использование некоторых натуральных веществ, к числу которых авторы относят в первую очередь мёд Мануки, который они с большой эффективностью применяли при лечении язвенных поражений различной этиологии, локализованных на нижних конечностях.

 

Мёд Манука успешно применялся также при лечении ожоговых поверхностей (Cooper R., et al. 2002), что, по мнению авторов, было связано с активностью мёда в отношении Pseudomonas. Полагают, что положительное влияние мёда Мануки на процесс заживления ран частично может быть связано со стимулированием синтеза провоспалительных цитокинов (в частности, TNF-альфа, IL-Шета и IL-6) человеческими моноцитами, что лабораторно в культуре клеток было установлено A. Tonks et al. (2003), а также активацией макрофагальной функции (Tonks A., et al. 2001). Имеются также научные сообщения об эффективном применении мёда Мануки в стоматологии и челюстно-лицевой хирургии. В частности, сообщается об успешном клиническом использовании данного вида мёда при лечении инфицированных ран челюстно-лицевой области (B. Visavadia et al. 2008). С учетом выраженных антибактериальных свойств, делаются попытки разработки средств на основе исследуемого мёда для полоскания полости рта (Lauten J., et al. 2005), с оценкой их возможного воздействия на индексные показатели гигиены и состояния тка-ней пародонта. В свою очередь, некоторые авторы утверждают (English H., et al. 2004), что мёд Манука, использованный в виде жевательных леденцов, может служить в качестве эффективного средства предупреждения кариеса и болезней пародонта, так как исследования показали, что применение этого средства (3 раза в день после приема рищи, по 10 минут, в течение 21 дня) приводит к статистически достоверному снижению показателя зубной бляшки (в начале клинического наблюдения - 0.99, а в конце - 0.65) и уменьшению кровоточащих участков десны (соответственно, в начале - 48% и 17% в конце).

 

Научная литература последних лет свидетельствует, что терапевтическое использование мёда Мануки пока еще находится на стадии экспериментальной разработки, результаты которых весьма обнадеживающие. С другой стороны, имеются также отдельные свидетельства больных, утверждающих о значительных положительных сдвигах при использовании данного мёда с целью лечения (в некоторых случаях - самолечения) различных недугов организма. В целом считаем, что указанное направление апитерапии нужно признать перспективной, особенно с учетом выраженных противовоспалительных и антиоксидантных свойств мёда Мануки. 

 

Список литературы

 

  1. Adams C., Boult C., Deadman B., Farr J., Grainger M., Manley-Harris M., Snow M. Carbohydr. Res., 2008, 17, 343, (4), 651-659.
  2. Alandejani T., Marsan J., Ferris W., Slinger R., Chan F. Otolaryngol. Head. Neck. Surg., 2009, 141, (1), 114-118.
  3. Al Somall N., Coley K., Molan P., Hancock B. J. of the Royal Society of Medicine, 1994, 87, 9-12.
  4. Cooper R., Halas E., Molan P. J. Burn. Care Rehabil.,2002,23, (6), 366-370.
  5. English H., Pack A., Molan P. J. Int. Acad. Periodontol.,2004,6, (2), 63-67.
  6. Gethin G., Cowman S. J. Wound Care, 2008, 17, (6), 241244.
  7. Gethin G., Cowman S., Conroy R. Int. Wound J., 2008, 5, (2), 185-194.
  8. Gethin G., Cowman S. J. Clin. Nurs., 2009, 18, (3), 466474.
  9. Henriques A., Jenkins R., Burton N., Cooper R. Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis., 2010, 29, (1), 45-50.
  10. Lauten J., Boyd L., Hanson M., Lillie D., Gullion C., Madden T. Phytother. Res., 2005, 19, (11), 951-957.
  11. Lee H., Churey J., Worobo R. Int. J. Food Microbiol., 2008, 15, 126, (1-2), 240-244.
  12. Lin S., Molan P., Cursons R. Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis., 2009, 28, (4), 339-344.
  13. Lusby P., Coombes A., Wilkinson J. J. Wound Ostomy. Continence. Nurs., 2002, 29, (6), 295-300.
  14. Lusby P, Coombes A., Wilkinson J. Arch. Med. Res.,2005, 36, (5), 464-467.
  15. Marceau E., Yaylayan V J. Agric. Food Chem., 2009, 25,57,(22), 10837-10844
  16. Mavric E., Wittmann S., Barth G., Henle T. Mol. Nutr. Food Res., 2008, 52, (4), 483-489.
  17. McGovern D., Abbas S., Vivian G., Dalton H. J. of the Royal Society of Medicine,1999, 92, 439.
  18. McIntosh C., Thomson C. J. Wound Care., 2006, 15, (3), 133-136.
  19. Medhi B., Prakash A., Avti P, Saikia U., Pandhi P., Khan- duja K. Indian J. Exp. Biol., 2008, 46, (8), 583-590.
  20. Molan, P. Bee World, 1992, 73, (1), 5-28.
  21. Molan, P. Bee World, 1992, 73, (2), 59-76.
  22. Molan, P. Beekeepers Quarterly, 1992, 26.
  23. Molan, P. New Zealand Beekeeper, 1997, 4, (10), 20-26.
  24. Mullai V, Menon T. J. Altern. Complement. Med., 2007,13,(4), 439-441.
  25. Mundo M., Padilla-Zakour O., Worobo R. Int. J. Food Microbiol., 2004, 1, 97, (1), 1-8.
  26. Natarajan S., Williamson D., Grey J., Harding K., Cooper RJ. Dermatolog. Treat., 2001, 12, (1), 33-36.
  27. Prakash A., Medhi B., Avti P., Saikia U., Pandhi P, Khan- duja K. Phytother. Res., 2008, 22, (11). 511-1519,
  28. Temaru E., Shimura S., Amano K., Karasawa T. Pol. J. Microbiol., 2007, 56, (4), 281-285.
  29. Tonks A., Cooper R., Price A., Molan P, Jones K. Cytokine, 2001, 21, 14, (4), 240-242.
  30. Tonks A., Cooper R., Jones K., Blair S., Parton J., Tonks A. Cytokine, 2003, 7, 21, (5), 242-247.
  31. Visavadia B., Honeysett J., Danford M. Br. J. Oral Maxil- lofac. Surg., 2008, 46, (1), 55-56. 

  

Автор. Л.Г.Андриасян, Дж.ЛАндриасян Кафедра терапевтической стоматологии Армянского медицинского института, лаборатория бактериологии роддома МЦ «Сурб Григор Лусаворич»
Источник. Вопросы теоретической и клинической медицины 2.2010
Информация. med-practic.com
Авторские права на статью (при отметке другого источника - электронной версии) принадлежат сайту www.med-practic.com
Share |

Вопросы, ответы, комментарии

Читайте также

Биометрическое исследование размеров зубов, зубных рядов, апикальных базисов челюстей у пациентов с мезиальной окклюзией

Мезиальная окклюзия является сложным по своей сути видом аномалии зубочелюстной системы, полиэтиологична и имеет в основе своей морфологические, функциональные и эстетические нарушения зубочелюстной системы...

Инвалидность как показатель состояния здоровья населения

Введение

Здоровье, как медико-демографическая и социальная категория, является одним из важных показателей, характеризующих развитие общества. Каждый человек мечтает сохранить здоровье, продлить возраст высокой работоспособности...

Реакция кардиогемодинамических показателей учащихся на экзаменационный стресс

Период школьного обучения, являясь стрессонасыщенным этапом жизнедеятельности, вносит свои коррективы в процесс онтогенетического развития учащихся, главным индикатором которого являются показатели здоровья [9,11,12]...

Изменения морфологических параметров зубочелюстной системы после Ортодонтического лечения мезиальной окклюзии

Большое разнообразие этиологических факторов мезиальной окклюзии, нарушения функций зубочелюстной системы у пациентов с этой патологией, аномалия строения костей лицевого отдела черепа...

Эффективность использования методики автоматизированной регистрации слуховых вызванных потенциалов в проведении неонатального аудиологического скрининга

Введение

В настоящее время вопрос раннего выявления врожденной тугоухости и глухоты, а также своевре-менного проведения реабилитационных мероприятий является важной задачей, затрагивающей не только интересы отечественного здравоохранения, но также социальной и экономической сферы...

Применение методов диагностики при лечении заболевании Пародонта у ортодонтических пациентов

Проблема профилактики, диагностики и лечения стоматологических заболеваний у детей и подростков продолжает оставаться одной из самых актуальных и полностью не разрешенных задач современной медицины Влияние факторов риска возникновения основных стоматологических заболеваний...

Клинико-цитологическая оценка эффективности низкоинтенсивного Лазерного облучения гнойных ран у детей

Около 10 лет в клинике детской хирургии Университетской больницы №1, в комплексном лечении гнойно-септических заболеваний, мы применяем низкоинтенсивное лазерное излучение (НИЛИ), получая значительное улучшение состояния больных, что проявляется укорочением времени выздоровления на 30%...

Результаты анкетирования пациентов, нуждающихся в ортодонтическом лечении

За последнее время в отечественной ортодонтии произошли существенные перемены. Если раньше съемные аппараты применяли в 90% случаев, то сегодня у 84% пациентов проводят лечение с использованием несъемной аппаратуры. В связи с этим, проблема профилактики кариеса зубов и заболеваний пародонта...

Современные подходы к выбору метода лечения скученности зубов

Выбор ортодонтического метода лечения аномалий зубной дуги, проявляющихся тесным положением зубов у детей, подростков и взрослых, всегда представляет определенные трудности...

Удельный вес больных с одонтогенными гайморитами в структуре стационарных стоматологических заболеваний по материалам некоторых клиник Г.Еревана

По данным разных авторов, одонтогенный гайморит (ОГ) составляет от 3 до 7% от общего числа хирургических стоматологических заболеваний [3,16,23,25]. Среди воспалительных заболеваний верхнечелюстной пазухи (ВПЧ) одонтогенный гай-морит составляет от 10 до 40% [3,16,20,26,28]...

Эндотелиальная функция и толщина

Введение. Поражение сонных артерий, как мар-кер повреждения органов-мишеней у больных арте-риальной гипертензией (АГ), влияет главным обра-зом на прогноз заболевания и включёно в систему стратификации риска субъектов с АГ [16]...

Лечебная эффективность системы

В комплексе методов немедикаментозной терапии дискогенной пояснично-крестцовой радикуло- патии важное место занимают методы неинвазивной декомпрессии межпозвонковых дисков [4, 5, 9, 11]...

Повышение NADPH-зависимой супероксид- продуцирующей и ферринъ- восстанаваивающей активностей изоформы цитохрома b558 КИСЛОГО Характера из клеток опухолевой ткани саркомы -37 мышей под влиянием богатого пролином полипептида (бпп-1) in vitro

Иммуногистохимическим методом выявлена экспрессия цит b558 в лимфоидной опухолевой ткани, используя два специальных антигена для цитохрома b558, а цит b558 представляется как новый агент для дифференциации лимфоцитов. Этим путем обнаружено присутствие цит b558 в опухолевой ткани [1]...

Уровень качества жизни больного как показатель эффективности комплексной терапии дискогенной пояснично-крестцовой радикулопатии

Методология и критериальные подходы современной доказательной медицины выдвигают вопрос необходимости оценки степени эффективности проведенного лечения на основании т.н. «конечных точек» (endpoint measures)...

САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ СТАТЬИ